Интервью с сооснователем Alien Workshop Майком Хиллом

Те кто уже не первый год предан скейтбордингу, наверняка знают, что означает аббревиатура AWS, и мозг визуализирует жуткие диорамы из папье-маше. Но далеко не все знают кто же стоит за этими безумными идеями, и после сотень проблем и неопределенного будущего Alien Workshop, некий Майк Хилл снова схватил бразды правления брендом, вернул его домой в Огайо, где в настоящее время работает из заброшенного ядерного бункера. Предлагаем вам прочесть интервью, с одним из самых творческих персон из мира скейтбординга — Майком Хилом, который поведал нам о ядерном загрязнении, арт-терапии, недавней коллаборации с Supreme и о будущем Alien Workshop.

Итак, Майк, ты сейчас дислоцировался в ядерном бункере, верно?

Ага, мы попали сюда чуть больше года назад. Наш бункер — это часть огромного комплекса, который был построен в 60-е и просуществовал вплоть до 90-х. ВВС США работала здесь над «Проектом Манхэттен» (кодовое название программы США по разработке ядерного оружия — прим. ред.), и здесь есть все эти различные бункеры и помещения, где проводились испытания с ядерными материалами. Это безумие! Здание в котором мы находимся — это резервное управление и командный центр на тот случай, если главный командный центр попал под обстрел русских ракет. Это место было рассчитано на проживание сорока человек на неопределенный срок — тут есть дизельный генератор и запасы пресной воды. Я до конца не уверен, укрывался ли тут кто-то от авиаударов, ведь Холодная Война уже давно окончена. Но об этом месте ходят странные слухи, о том что случилось здесь с Комиссией по Атомной Энергии. Наш курьер из UPS рассказывал истории об этом. Его отец уволился оттуда много лет назад, и считает нас сумасшедшими, потому что мы здесь обосновались.

О каких странных слухах идет речь?

Ну знаешь, все эти ядерные штуки. Он рассказывал нам истории о том, что ни разу не видел, как его отец принимал дома душ, так как ему всегда приходилось принимать его до выхода с работы из-за потенциального воздействия ядерных материалов. У них якобы есть подземные пространства, где они хранят отходы. И они должны быть очищены в рамках государственной программы Superfund. Теперь все регулируется Агентством по Охране Окружающей Среды, и мне приходится каждый год посещать собрания, чтобы они знали, что я понимаю, что мне нельзя ничего делать с землей окружающей меня. Мне кажется, что есть области, где еще остались отходы, хотя они должны были от них избавиться. Честно, я не сильно парюсь по этому поводу. А вот люди в те времена были сильно напуганы, потому что поговаривают, что в том помещении произошла утечка.

Окей, ты особо не переживаешь об этом, но есть кто-то из твоих сотрудников, кто обеспокоен загрязнением или возможными заболеваниями?

Есть только один парень Мэтт Уильямс, с которым я имею дело уже очень давно, и он работал у нас долгое время. Когда я вернул мастерскую из Tum Yeto (дистрибьютор таких скейтборд брендов, как Foundation, Toy Machine, Ruckus, Pig Wheels, Dekline, Habitat — прим.), он пришел и был немного взвинчен на почве всех этих историй. Я затеял все, еще когда Alien Workshop стал частью Tum Yeto. Здесь я создал то, что должно было быть дизайнерским агентством, я использовал это пространство как студию, и создавал работы для Alien Workshop и некоторых других проектов. Но я больше хотел заниматься искусством, чем быть вовлеченным в бизнес сторону, после того как Роб Дирдек подписал бумаги с Tum Yeto.Таким образом это взбодрило меня и я был очень рад, что теперь у меня есть помещение, чтобы заниматься шелкографией, у меня есть несколько шоу базирующихся здесь, и я просто пытаюсь создать пространство, объединяющее местных любителей искусства. Но потом Роб вернул компанию сюда и все дела начали происходить здесь — ими занимаемся я и Мэтт. Я до сих пор хочу работать над тем, ради чего я сюда въехал, но очевидно, что повседневное занятие брендом накладывает свой отпечаток.

Роб Дирдек еще в деле? И что насчет Криса Картера?

Роб больше не при делах. Он передал мне 90% Alien Workshop, а остальные 10 — Крису Картеру, а затем он позволил Крису заниматься Reflex, а Джо Каструччи получил Habitat. Вот так Роб всё развалил. Это все произошло одновременно с тем, когда Supreme предложили создать совместный релиз. Роб позвонил мне и сказал: ”С меня хватит, можешь все забрать”  И я такой, окей, что мне с этим всем делать? На нем держались все организационные вопросы с Tum Yeto, так как Habitat уже были частью дистрибьюции. В то время я был готов взять перерыв, я уже не доверял мыслям в своей голове, по поводу того, что делать дальше, что делать со всеми людьми, которые в этом замешаны. Я хотел отойти от дел на шесть месяцев и передохнуть мыслями. Это было достаточно сложно для меня и Картера, поэтому когда поступило предложение от Supreme — это было ровно год назад — я старался разобраться во всем этом. Мой инстинкт велел мне вернуть и перезапустить все в Огайо, но рядом всегда был Картер, бизнесмен, который взял на себя огромные рабочие обязательства. Я все это время пытался собраться. Supreme предложили сделать совместный релиз, и я подумал: окей, это хорошо.. как минимум мне теперь не придется просиживать у компьютера, думая о том, что делать или смотреть на цифры и гадать, смогу ли я себе это позволить или заплатить команде, ведь мы только собрали новых ребят. Меня это все очень бесило. Несмотря на сложные времена, я встретился с Supreme — это славные парни, которые смогли приехать к нам в бункер. Я был очень благодарен этим парням и чувствовал себя обязанным им. Поэтому я просто начала заниматься работой над графикой. Знаешь ли, это занимает много времени — ты делаешь первый слой, потом ждешь пока он высохнет, потом красишь, и снова ждешь пока высохнет. В бункере я остался один на один с работой над графикой на целых два месяца. Я каждый день приходил в бункер и думал: окей, чем я хочу заниматься? В тот момент я почувствовал, что моя роль в компании изменилась — теперь я не просто занимаюсь графической составляющей, теперь весь бренд у меня в руках и мне захотелось вернуть его в Огайо и на этом пути нажать кнопку сброса. Многое навалилось, а я не очень то деловитый малый, и поэтому я был очень напуган внутри себя. Я сходил с ума, поэтому взял себя в руки, и решил что продолжу заниматься графикой. По крайней мере — это не у компьютера сидеть.

Это как терапия.

Да, в точку! Я знал, что это займет много времени, и изменит привычный порядок вещей. И реально не знал, что будет происходить дальше. Я знал, что хочу переместить Alien Workshop обратно в Огайо, но также я понимал, что это огромное предприятие и мне некому помочь. Так что Мэтт, который в конце концов оказался со мной в одной шлюпке, время от времени пинал меня и я такой “Хорошо, я поговорю с Тэдом о том, что делать дальше”, затем я просто сказал, что схожу с ума от всего этого. Так что я просто начал работать над графикой, и в эти два месяца просто отключился от переживания и беспокойства по поводу того, что делать дальше. В итоге все закончилось хорошо, потому что у меня появился шанс перезапустить свои мысли и сосредоточиться на создании макетов. Вот как все было. Но время шло и я должен был решить возвращаю ли я все обратно, или оставляю бренд на Tum Yeto и просто удаленно занимаюсь графикой. В тот момент я хотел все вернуть. Иногда бы я просыпался утром, и бункер был бы для меня тюрьмой.

Как настоящая работа.

Ну да. Здесь холодно и вокруг бетон. Так что все эти дела с Supreme хорошо меня отвлекли. К тому времени, как я все закончил, я решил, что если это то, чем я занимаюсь всю свою жизнь, то останавливаться не стоит и пора начать плотнее работать с командой. Мне реально нравится Джои Гевара, и Яджи Попсон, и Мигель Велли, и тот факт, что они также связаны с искусством, будь то фотография или рисование, меня реально заводил.

Что мотивирует тебя заниматься скейт брендом спустя столько лет? Что заставляет тебя все продолжать?

Я все еще хочу реализовать свои идеи для Alien Workshop, о которых всегда мечтал. Для меня это всегда был многослойный бренд. У тебя есть ребята из команды, которые всегда были главной скейтборд-составляющей, которые были лицом и голосом бренда. Мне всегда нравился Alien Workshop тем, что он был единым целым. Когда я занимался чем то для Alien Workshop, я не думал, что над этим работаю именно я. Я думал, что над этим работает Alien Workshop. Мне всегда нравилась идея, что вещи создают себя сами, вопреки участию человека. Я всегда так считал. Мне было 24, когда я запустил Alien Workshop и меня было много достаточно утопических идей связанных с этим. Я хочу, чтобы мой бункер стал сообществом людей. Чтобы ребята из команды приходили сюда, тусовались и все такое, чтобы к ним присоединялись остальные скейтеры и вообще кто угодно. Я хочу запустить здесь уроки по шелкографии. Я хочу создать школу, в лучшем значении этого слова. Чтобы скейтеры оставались здесь скейтерами, но могли заниматься дизайном, фотографией, видео, искусством, шелкографией и все это под крылом Alien Workshop. Вот что мотивирует меня двигаться дальше. Скейтбординг развил во мне страсть к графическому дизайну и музыке, без скейтбординга ничего бы не было. Скейтбординг сильно повлиял на меня и сформировал меня, и я считаю, что должен воспользоваться возможностью привить это и молодому поколению скейтеров.

Правда ли, что логотип Alien Workshop был создан тобой, Картером и Блендером, когда вы сидели в Denny’s?

Он был основан на логотипах Denny’s и сети заправок Marathon. Я создал его в подвале дома, в котором тогда жил. Я вырезал его из амберлита (плёнка с янтарно жёлтым съемным слоем для изготовления масок для выкрывания ненужных деталей рисунка при экспонировании — прим.), прицепил к старой вешалке и установил ее так, чтобы настольная лампа светила сквозь амберлит и получилось искривленное слово ALIEN, которое я потом обвел по отражению на столе. Дальше я вырезал окантовку логотипа и добавил слово WORKSHOP из букв из печатной машинки. Я использовал амберлит тогда, потому что он помог добиться мне четких линий.

Я считаю, что Alien Workshop всегда были прогрессивными в плане графики. Ты был огорчен, когда потерял контроль и Роб Дирдек нанес фото своего бульдога на доски?

Ну тогда дела шли наперекосяк и все мы были сильно изношены. То есть мы с Картером, и команда была большой, и если честно, то казалось, что мы просто что-то упустили из виду, понимаешь? Всегда есть много переменных, когда ты пытаешься создать сплоченную команду, а потом врывается он и продается намного больше, чем доски Дилла. Это было реально больно, но такова природа всего этого. Иногда я пересматриваю файлы того времени у себя на компьютере, и кажется, что это другая жизнь. Это одна из тех вещей, которой я не горжусь, но мне кажется, что когда ты из кожи вон лезешь, чтобы все работало и твоих работников не уволили — пропускаешь это мимо себя, но от сильного стресса все равно не убежишь, понимаешь?

Когда Дилл и Ван Энгелен ушли из команды, вы представляли, что будет дальше? Это решение обсуждалось заранее?

Насколько я понимаю, они встречались с Робом, они выросли вместе и все такое, и мне кажется, что они задумывались о подобном. Я думаю, когда Роб попал в команду, то он был слегка на другой волне с брендом, и его взгляды на некоторые вещи не совпадали со взглядами остальных ребят из команды, и тем более с нашими. Короче, они встретились с Робом и ушли с мыслью, что все это не правильно. У меня нет никаких враждебных чувств к ним. Я всегда рад людям, создающим что-то свое. Да, это хреново, потому что ты любишь этих ребят, но я не могу обижаться на тех, кто хочет делать что-либо самостоятельно.

Бреннан Конрой попросил задать вопрос: кто самый крутой райдер за всю историю Alien Workshop?

Я думаю, что Дуэйн Питр. Я познакомился с ним, когда работал с G&S (Gordon And Smiths Surfboards and Skateboards — один из старейших производителей досок для серфинга и скейтбординга. Основаны в 1959 году. — прим.) и мы снимали Footage видео. В плане стиля, он был первым чисто уличным скейтером. Было очень круто снимать его и тусоваться вместе. На самом деле сложно выделить кого-то одного, так как за Alien Workshop каталось очень много классных ребят, но если уже выбирать, то я бы отметил Гранта Тейлора, Джейсона Дилла, Хита Кирчарта и Дилана Ридера.

Если смотреть на современные дизайны досок, то десятки брендов напоминают мне старые дизайны Alien Workshop. Не замечал такого?

Если Alien Workshop оказал какое-то влияние, то это круто, но если честно я особо не обращаю на это внимание. Я сейчас полностью погружен в работу над брендом, и тем, чем мы занимаемся с командой в бункере. Сейчас мы с Мэттом сосредоточены на работе, и я не хочу отвлекаться на то, чем занимаются другие. Я считаю, что люди живут и дают жизнь другим, ведь если потом Workshop или какой-либо другой бренд оказывает влияние — это хорошо. Когда я был молод, то другие бренды влияли на меня, то есть это все в порядке вещей.

Над чем вы работаете сейчас? Чего ожидать от Alien Workshop в ближайшее время?

Недавно мы выпустили про-модели Джоуи и Яджи. Они оба работают над новыми монтажами, а еще Брендон Нгуен и Макс Гарсон летали в Токио в конце прошло года и также занимаются новыми видео. Я хочу организовать несколько мероприятий здесь в бункере. Я разговаривал с Яджи, Джоуи и Мигелем по поводу выставки работ команды. Выставка будет проводиться в бункере и двери будут открыты для всех желающих, чтобы показать локальное искусство всему Огайо и Цинциннати. Я хочу использовать это пространство так, чтобы ребята из команды могли также заниматься искусством. Я просто двигаюсь вперед и надеюсь создать место, где они смогут заниматься своими делами. Моя цель — заниматься тем, что у меня лучше всего получается, тем что я могу помочь ребятам путешествовать и создавать. Мигель — прекрасный оператор, и я очень рад, что теперь он часть нашей семьи.

Последний вопрос: ты все еще веришь в инопланетян?

Мне кажется да. Я хочу верить, понимаешь? Я люблю неизвестное, я люблю тайны, так что давай просто оставим все, как есть.