Интервью с Джейком Фелпсом

www-noneco-com74

Когда речь заходит о скейтбординге, сложно найти более значимое издание чем THRASHER. Все главные новости из мира скейтбординга, в комбинации с оригинальной подачей и харизмой, которые чувствуются буквально в каждой странице — все это заслуга главного редактора. Джейка Фелпса.

«Я катаюсь на скейтборде уже 42 года, и все равно становлюсь на доску каждый чертов день, потому что это меня заводит. Количество моих травм не сосчитать, я ломал обе ноги, обе руки, но все равно я буду верен скейтбордингу до конца дней. Скейтбординг — это навсегда!»

Его неутомимый энтузиазм, упорное нежелание подчиняться корпоративному давлению и исключительное знание скейт-сцены смогли подарить миру не просто журнал, а отдельную культуру, которой он посвятил свою жизнь.

Наверное сразу стоит простить — почему именно скейтбординг?

Так получилось, что лучшие люди, которых мне довелось встретить в жизни — это скейтеры. Я встречал торговцев наркотиками, я встречал граффити-художников, ди-джеев, представителей мира высокой моды, но, оглядываясь назад, я могу с уверенностью сказать, что лучшими среди них были именно скейтеры. И, наверное, поэтому я катаюсь на скейтборде уже 42 года — становлюсь на доску каждый чертов день, потому что это меня заводит. Количество моих травм не сосчитать, я ломал обе ноги, обе руки, но все равно я буду верен скейтбордингу до конца дней. Скейтбординг — это навсегда!

Вы не можете купить культуру. Скейтбординг является культурой сам по себе, это наше собственное дело: мы говорим на понятном нам языке, одеваемся не так как другие, имеем свою айдентику. Я был в Прадо, я был в Эрмитаже, я был в других больших музеях, но катание на доске до сих пор единственное настоящее искусство для меня.

IMG_0150

В последнее время скейт-культуру используют все кому не лень — нелепые рекламные ролики, мир моды, кино и тд. Как ты относишься к этому?

Мы смеемся! Потому что это банально, как дерьмо! Все вокруг хотят стать частью скейт культуры, наверное потому что скейтбординг это что-то вроде тайного сообщества, и люди хотят стать членом этого сообщества. И теперь у нас есть рэперы как Lil Wayne, которые из кожи вон лезут пытаясь попасть в скейтбординг. Любое использование скейтбординга в новом русле это хорошо, в некотором смысле, потому что это хорошо для нас. Но в то же время это очень хреново, потому что многие бренды, просто сосут деньги из индустрии, превращая скейтбординг в спорт, или еще чего хуже. Вы можете купить скейт, одеться как скейтер, но вы никогда не сможете стать частью нашего сообщества, и выходит что вы просто лжете, чертовски лжете, в основном себе.

Выходит, что скейтбординг сегодня — многомиллионная индустрия, а у Thrasher более 250 000 читателей по всему миру. Вы чувствуете тяжесть ответственности на ваших редакционных плечах?

О нет, совсем нет. THRASHER — это что-то вроде документального проекта: мы пишем историю скейтбординга, рассказывая о том, что случилось с ним за последние 30 лет. Если вы посмотрите назад на THRASHER, всегда говорил правду, и я всегда могу позволить себе высказывание вроде: «Этот парк закрыт , потому что чувак был х*eсосом.» Вот так это работает. Я не чувствую какой-то ответственности, потому что я просто скейтер, как и многие другие ребята. Когда мой босс (соучредитель THRASHER Эрик Свенсон) покончил жизнь самоубийством, я был растерян, потому что я не знал за что хвататься, и что делать в первую очередь. Теперь никто не говорил мне, что делать. Это было похоже на ситуацию, когда я ушел из школы, все говорили мне, что я никогда не смогу сделать что-нибудь стоющее, и я правда не знал что делать. Но назло всем, я взял яйца в кулак и сказал: «Я еще покажу всем вам чего я стою!». И я просто делал то что считал нужным.

thrasher-kapkan-kiev-ukraine

Выходит, что у вас изначально была довольно анархическая позиция, и с самого начала вы понимали что нужно идти до конца? 

Когда мы были маленькими детьми, мы построили радиус. Потом пришли взрослые и сказали, что мы не можем кататься на этом месте и мы сказали: «Хорошо, без проблем.» Но позже, в ту же ночь, мы вернулись чтобы бы обкатать новый спот. И взрослые понимали, что это не избежно и спустя время просто забивали на нас, а мы делали там что хотели.  Мы были плохими детьми. И скейтбординг, как культура, была изначально чем-то плохим. А теперь это все здорово, и есть все эти Раяны Шеклеры, и есть Mountain Dew туры и все это весело и здорово. Но скейтбординг это не командный вид спорта, скейтбординг это трахать весь мир вокруг вас.

Обложки THRASHER это целая история, какие критерии ты ставишь при выборе фото на заглавную страницу? 

Мне нравится пересматривать старые обложки, и я понимаю, что для многих заглавная страница значит куда больше, чем содержимое журнала. И как правило, это не обязательно мясной трюк. Иногда просто нам сбрасывают фото со словами: «Зацените, парень сделал фибл по периле с 20 ступеней»Но иногда это может быть просто портрет, или рисунки нашего друга Neckface. Часто мы размещаем что-то провокационное на обложку, за что мы потеряли многие места продаж. Мы понимаем, что теряем деньги из-за этого, но в целом мы остаемся верны своему делу и себе в первую очередь.

thrasher-cover-kapkan-kiev

Сожалеешь ли ты о чем-то?

Я посвятил свою жизнь скейтбордингу, и я уже облажался. У меня нет детей, у меня нет жены, и по сути нет ничего что есть у нормальных людей в моем возрасте. Я просто катаюсь на скейте. Но я не жалею об этом ни капли.

Мой отец до сих пор спрашивает меня: «Ты все еще катаешься на скейте?» и я до сих пор отвечаю: «Да, я знаю, что это звучит смешно, но да, я до сих пор катаюсь.» Потому что нет ничего лучше, чем лететь вниз с чертовой горы со скоростью 40 миль в час, и осознавать, что, если я сделаю одно не верное движение то смогу умереть. И я знаю, что это звучит как слоган Red Bull, но я адреналиновый наркоман. Я просто люблю кататься на скейте, я люблю звук скейта под ногами. Я люблю смотреть на выражение лиц людей которые делают новый трюк, и они похожи на маленьких детей, которые делают что-то впервые. Все это мелочи, но именно они заставляют меня жить дальше, и продолжать кататься.

Люди знают, кто я такой, потому что они знают, что я отдал все что у меня есть скейтбордингу. Люди знают, что все что я делаю это по настоящему, что это не очередная клоунада. Я не скейтер на все 100 процентов, а не просто ношу костюм, и я забочусь о скейтбордине, так же как он заботился обо мне всю мою сознательную жизнь.